Стихи из дневника
ИЗ ДНЕВНИКА
 


 

 
 

 

(Стихи из дневника)

ПОСВЯЩЕНИЕ

на столе черновик из потёмок письма
время выкрало свет и лишилось ума

что случилось тогда не расскажут слова
в ожидании слов упадёт голова

будут ветры пылить и гореть облака
в оправдании слов опустеет рука

только память-заложница выйдя на свет
на мудрёный вопрос усмехнётся в ответ


1
От дневной суеты, от обиды любой,
я упрячу мечты и пойду за тобой.
От приливов тоски убегу. Ну и пусть
мне сжимает виски затаённая грусть.
И её укрощу. От неё и приму,
как послушник свечу, набежавшую тьму.
Не посетуешь вдруг на такую любовь —
в заколдованный круг сам я шёл за тобой.
Синим пламенем жил, как велела душа.
Оттого и спешил, что не мог — не спеша.
Оттого и назад не глядел на огни.
Где-то в дебрях цикад затерялись они.
Только нынче весна сбила всё набекрень.
И не наша вина, что вся в синем — сирень.

2
в окна брызнул рассвет не желая взглянуть
на бессонницы след и бессонницы суть
растворилась в вине их взаимная лесть
предназначена мне эта кислая смесь
закрываю глаза в плеске нежной зари
опустевший вокзал погасил фонари
ты к другим я к другой подбираем ключи
к перемене такой привыкаю почти
только память шалит как непрошенный гость
и в бокал норовит бросить горести горсть

3
всё чаще в окнах непрозрачны стёкла
и хочется прижаться к ним щекой
как будто в этом обрету покой
как будто могут быть тобою стёкла

и подойду и буду в них смотреть
и сравнивать растянутые капли
с надеждой этой но подскажут вряд ли
они как память о тебе стереть

к зиме заклеены себя не помнят окна
а дождь-чудак всё ластится к щеке
но прошлое висит на волоске
и чёрной пропастью зияют окна

4
и дождь не захотел расстаться с небом сонным
не захотел смешить влюблённых на скамье
он превращался в снег над городом зелёным
он изменял свой цвет чтобы явиться мне

в наряде медленном пугливом бестолковом
напоминающем холодной белизной
первоначальный смысл не сказанного слова
когда я болен был придуманной весной

о дождь спасибо дождь в твоей измене спрятан
есть здравый смысл как яд в архиве бытия
даруешь ты печаль и белизной проклятой
доказываешь мне бессмысленность нытья

5
мы разделили пополам неразделимые пути
ты на краю беды была а я не захотел спасти
и там где должен быть союз двоих сердец огромный шлюз
незаполняемый водой как ночь манящий пустотой
лёг между нами и сполна мы насмотрелись вглубь его
в нём всё и нет в нём ничего есть берег но не видно дна
судьбе покорно отдана ты ждёшь решенья моего
а я молчу я струсил я стою над берегом крутым
и из-под ног бежит земля и совесть ест глаза как дым
но я любим я невредим холодный ум непобедим
легко холодному ему быть оправданием всему
и не дождавшись тела груз ты бросила в бездонный шлюз
я только слышал всплеск вины и искривлённый диск луны
поспешно скрыли облака с тех пор строка моя горька
впитав измены едкий дым что делать с ней что делать с ним

6
стихия женщины близка стихии ветра
причина сходства в выборе среды
мой дом узнал их нервные следы
и вот он пуст
передо мной два спектра

не по-ни-ма-ю поддаюсь соблазну
исследовать природу сих стихий
но опасаются вторые петухи
и я боюсь что в пустоте увязну

о женщина о ветер о мой дом
я вас слепил в одной нелепой позе
и дело вовсе не в смертельной дозе
но раз стихия значит бром и ром

7
и это всё сплошное наважденье
твой смех и солнце и желаний бег
и мёртвый лист присевший в отдаленьи
чтоб больше не участвовать в судьбе

я как и он я знаю эту тайну
но задыхаясь на пути в твой цвет
я заглянул в запретное случайно
и вижу что запрета вовсе нет

8
я всего лишь повторенье
чьей-то жизни на земле
я всего лишь исцеленье
чьей-то раны на земле
я всего лишь упоенье
чьей-то страстью на земле
чьё-то позднее прозренье
я прикованный к земле

9
Твои глаза как водопад быстры безумны холодны
они несут в себе заряд вспенённой высотой волны

струя попавшая в струю теряет ощущенье дара
твой взгляд отчаянно ловлю на расстоянии удара

зовущий гордый наливной он мне напомнил боль измены
я тоже водопад сплошной но только я могу без пены

10
нахлынут схватят сомнут так вот они
какими бывают глаза за взглядом
у той далёкой у той единственной
которая прячется где-то рядом

как вишни по полу нервы-шарики
по телу россыпью нелепо голо
и клеткой каждой реально ярко
поймёшь невесомость бездна холод

и боль из смеха ударит в губы и
из страха поднимутся слов зачатки
но кто поймёт эти звуки грубые
нагроможденья душевной схватки

любимой нет о зачем же выцвели
на пальцах ногти да не судимы
будете не судя издали
я догадался что нет любимой

11
пересекаю старый двор
слепой тоской пересекаю
и сердце прошлому в укор
не содрогнётся истекая
последней памятью тепла
любви упавшей на колени
я вор утраченных мгновений
от собственной бежавший тени
и рабства утренних сомнений
сожжённых дерзко и дотла

перелистаю старый двор
я вор твоё укравший сердце
но сладить с ним бессилен вор
ему и со своим не спеться
когда душа обожжена
безумной пропастью рассудка
где жизнь короче промежутка
когда от праздных мыслей жутко
когда и память только шутка
над сердцем выпитым до дна

12
горькие злые тревожные мысли
прочно над домом вчерашним нависли
выпито выжато быстро болезненно
ручка дверная кольнула как лезвие

улица сонная мокрая глупая,
не защитит от морозообмена
ноги к развязке плетутся смиренно
и потому переход не нащупают

нет перехода и улица встречная
тычется в звонкие стёкла трамвая
было ли холодно был ли вечер
не понимаю не понимаю

13
недобрый вечер ему бы смеха
ему бы музыки в глаза песочные
а он нахмурился и наехал
прямо на ноги звёздам молча

он брызнул чёрными волосами
по тротуарам карнизам окнам
и так хотелось закрыть глаза мне
забыть забыться коль скоро он нам

дал в руки истины скупые зёрна
я знаю вечер ты гость минутный
пройдёшь не вспомнишь огня в котором
лишь закалялся мой голос внутренний

и будет утро следить так пристально
когда я выйду чужой и лишний
на путь прощения из пепелища
и это будет последней пристанью

14
грозовые по комнате мечутся думы
и будильник не понял что время свинцом
застилает постель что сердечные шумы
предлагают мне вспомнить моё же лицо
карандаш черновик и портрет оживает
сам себя изучает насмешливый взгляд
говорят что глаза без меня проживают
выделяя ревнивый смертельный яд
может быть я теперь недалёк от простуды
когда пеной у рта обрывается речь
я смеюсь задыхаюсь откуда откуда
эта горькая гордость в покорности плеч
удивлённая ночь так богата на трели
бессердечных сверчков и кошачьих утех
я стою у окна а на смятой постели
карандаш черновик и растоптанный смех

15
нет покоя
впору отчаяться
на тополе лист так же качается
вот-вот сорвётся
кому поверю
рванусь к свету хлопнув дверью
любви и не было вы съязвите
ах ночь-ноченька
медвытрезвитель

утро
легче не стало
не избавился ни от боли ни от усталости
между словом и сердцем такая слякоть
зачем засела в груди проклятая
подлечи-ка время а впрочем лишнее
какие спелые в октябре вишни
такие спелые представить страшно
что ты наделала ночь вчерашняя

16
в доме — вино и камин угрюмый
поёт испуганно и не для пенья
лишний вхожу как входят в трюмы
заброшенных кораблей капитанов тени

лица сытые и сиреневые глухо
смотрятся в грязную гамму камина
лица складываются в одно — Старуха
она улыбается двоясь невинно

одежды тают от прикосновения к возрасту
одна половина другой не пара
я лишний душно заманили попросту
сказали ты здесь а здесь старость

уже не выйти! я тоже сыт и сиренев
нас разлучила старуха каминная
дала забвенья твоего имени коренья
усадила в кресло чувствую глиняное

утешает половина другая открывшегося лица
это твой убегающий профиль его целую
но поцелуи холодны и опасны у мертвеца
а старуха довольна опять сдваиваясь и торжествуя

опять уютные кресла и камин угрюмый
тусклые лица пьющие и поющие не для пенья
и я меж ними и все мы в трюме
заброшенного корабля ненужные тени

17
какая глупая скупая пустота
висит над городом
безлюдные кварталы
лишь изредка оценит ПМГ
и снова тихо
пятится к весне
случайный снег и неба нет оно
лениво расползлось по скользким крышам
лоснящимся и пухлым как лицо
угрюмого сырого февраля

и мутных фонарей унылые зрачки
уже не помнят по какому праву
они испуганно столпились вдоль домов
чужие сны подглядывать
так странно

слепая ночь
она спешит обнять
она висит слезой над равнодушным взглядом
трёх окон злых которые уснуть
мне не дают своим существованьем

брожу под ними
ночь стучит в виски
каким-то тайным страхом ожиданья
прозрений утренних упрёков острых слов
созреющих в сомненьях прихотливых
озябший воротник смеётся надо мной
но пальцы прячут смех и пустота светлеет
я завтра буду смел настолько что легко
предам огласке тайны этой ночи

18
простимся нам не нужен бог
толкнувший хрупкие качели
простимся вы не захотели
а я вас удержать не смог
простимся нам не нужен бог
простимся вымысел качели
вчера так тихо птицы пели
и я запел бы да не смог
роса асфальт разнежит скоро
весь выбор ваш чужой порог
на окнах шторы в сердце шторы
простимся вам не нужен бог

19
идти чтобы уснуть
но солнца острый луч
в конечном счёте суть
по крайней мере ключ
искать чтобы уйти
какой смешной обман
крути рука крути
стеклянный барабан

за перегретость лба
за лотерейный жар
веди меня судьба
в заплёванный пивбар
ключей ты не взяла
и суть твоя игра
но кем же ты была
раздавлена вчера

20
останься
как вечнозелёный листочек фикуса
прижившийся в жестяной банке по воле прихоти

останься
как гибкая настольная лампа
выхватывающая из любимой книги сокровенный свет

останься
так было всегда перед началом солнца
когда засыпали бездомные кошки
и вылетали тёплые птицы

ты пугалась находя в моих вопалённых глазах
своё вчерашнее отражение
не подозревая что глаза это всегда книги
по которым читают время и оживляют звёзды

21
эта душная ночь этот зуд как настой
комариной возни эти сны как дурманы
облепили меня паутиной густой
как стеной за которой сплошные туманы

я сквозь занавес сна слышал голос жены
помяни нашу жизнь в своей новой темнице
за ажурной стеной были лица видны
только душная ночь исковеркала лица

это было в стране где полцарства за сон
отдавали легко лишь бы выйти из были
комариный настой и глубок и смешон
отряхнусь мы ведь даже проститься забыли

не кончается ночь пусто светит луна
я навылет крещёный участвую в драме
что-то силясь поправить молилась жена
и густела стена в летаргическом храме

22
ВЫПЬ

оттаяла позвала
оттепелью приснилась
плохи мои дела
в душу ты льдом вонзилась
верил кричал огня
думал сгореть бы сразу
солнце твоё кляня
это ж подачка
глазу
столько тебя писать
мёртвой и значит милой
я не умел спасать
выл над твоей могилой
оттаяла позвала
оттепелью коснулась
плохи твои дела
к мёртвому ты вернулась

23
слышишь спешит сбивается
голос в канале левом
это судьба сбывается
долгим кассетным пленом
нас записали порознь
в stereo-варианте
слышишь уже поздно
деньги там на серванте

24
ПУСТОТА

на батарею руки лягут
и будут ждать огонь обещанный
вернулся наконец бродяга
приклеит оправданье женщина

всё те же старенькие шлёпанцы
с улыбкой немощной и дерзкой
у ног твоих уныло шлёпнутся
и вдруг захочется раздеться

но ты не вспомнишь имя близости
таков итог искать подкову
увы наивное излишество
бескровен божик бестолковый

25
глаз твоих густую свежесть
губ молящихся пожар
унесу с продажной сцены
унесу в стихотворенье
о искусственная нежность
перевоплощенья дар

26
СВИДАНИЕ

1
сухое терпкое вино
лоснится на щеках стакана
и ты довольна что окно
зашторено и ты желанна

навязчивый нелепый день
как к смерти выцветшее платье
глубокую роняет тень
на наши поздние объятья

2
эта ночь коротка
мы одни
мы огни
как растут облака
грозовые они
эта ночь как вулкан
я один
ты одна
по звезде с молотка
торговала луна

3
говорили будто молились
будто прятались в облака
голосили будто опились
не с поминок ли боль-тоска
а всего-то и было чудо
возвращения из любви
перепачканная посуда
да цыганский акцент в крови

4
осталось в памяти
ссоры запах
остывший завтрак
тоска на завтра
усталость взгляда
и страсти старость
в графине водка ещё осталась
оплывшей ночи черты стирались
и в одиночество упирались

27
В СЕНТЯБРЕ

1
окружающее бледнеет
падает вечер круто
смолкли надежд флейты
сплю будто

дороги зачем-то красные
и не туда маршруты
тонут слова напрасные
сплю будто

не нахожу соломинки
выплыть и всё распутать
глаза твои две оскоминки
спят будто

вены огнём тревожным
и бездорожьем вздуты
и вырваться невозможно
спим будто

2
мне не нужно сегодня дышать
освобождён надрывать лёгкие
когда уходит душа
сквозь лабиринт полёта
в область иной мечты
оставив земле измены
освобождаешь ты
её от земного плена

28
ЗАВИСТЬ

вселяется ночью без стука без спроса
садится за стол и не прячет глаза
усталости нет есть немые вопросы
есть тысячи против и тысячи за

во взгляде насмешка в движениях злоба
в словах неестественно близкая боль
но смысла в ней нет так как знаем мы оба
кому и какая отпущена роль

так кто ты наёмный убийца покоя
ночной пеленгатор чужого тепла
я зла не держу только чувство такое
а вдруг эта боль настоящей была

29
МУЗЕ

Прощай, наивная! Незримые удавы —
как слуги набежавшей немоты.
С уходом Пастернака, Боже правый,
вакансии опасны и пусты.

Мы долго спим. Так, ласточка, смелее
ложись на снег без страха и стыда.
Ни Лия наш удел, ни Лорелея...
Помолимся же слову, господа!

30
и этот запоздалый снег
сойдёт не делая погоды
и на полях созреет смех
и бросит в жар громоотводы
и нехотя к стеклу припав
мороз вчерашний забияка
в витринах сменит кружева
и ледяной поры каракуль

и ночи медленная вязь
в тетрадь не ляжет виновато
и не прервётся с миром связь
сплетеньем строк замысловатых
и этот запоздалый снег
и эти на стекле узоры
давно задуманный побег
из-под опеки бутафора

31
СЦЕНА
                              Памяти Евг. Романова
серийно натянут канат хладнокровный
и ты ошалело пойдёшь по канату
хор безголосых как хохот утробный
реквием суть современной кантаты

Женя твой выход на шаткую сцену
привычка шутить здесь не входит в программу
ты замахнулся на высшую цену
жизнь так работай по капле по грамму

стоит только начать и пойдёшь и пойдёшь
будет вволю качать одноактная ложь
будет долго звенеть в микрофонах тоска
нужно только суметь удержаться пока

оступиться нельзя покачнувшись не в такт
убывают друзья и немыслим антракт

32
пусть одиночества набеги
и долгий сердца крик ночной
находят утешенье в беге
по кругу замкнутому мной
а я всё брошу и уеду
и только сына лик в окне
мне лгать не станет напоследок
и сквозь стекло прильнёт ко мне

33
шельма мстит
то льстит то в трепет
шелестит как бабочка
это в третий это в третий
раз к любви надбавочка
я узнал её и понял
что устал и спросится
это в третий раз тихоня
метит в переносицу
то бессонницей божится
то грозит нетрезвая
это в третий раз крошится
молодость как лезвие

34
лёд моих убеждений
таит в себе жар взаимопонимания
поэтому у нас весна

35
МАТЬ И ДОЧЬ

они похожи на раннюю и позднюю розы
одна когда рыночные цены ухмыляясь
дарят ей первое платье из целлофана
другая когда первые заморозки утешая
покрывают тело корочкой льда
одна лукаво воркует
другая осторожно звенит
но кто знает цену временам года

36

СТАРЫЙ ХУДОЖНИК

зелёное небо последнее какое рисуется
висело как гроздья и сыпало запахи лени
а мысли качались в глазах отражаясь всуе
и наплывали чёрные муравьи из тени

кончались страницы уютного пляжного плена
о пене морской и об истинах винных подвалов
зелёное небо к лицу прикасалось забвенно
и чёрные руки сухим муравьям щекотало

открылись за брютом три вещих пещеры наброски
мечты и судьбы промелькнувшие сном отдалённым
там кто-то кричал но и звук становился плоским
как будто его выжигали железом калёным

37
к нечеловеческому крику
приучена земля
выискивает Эвридику
случайная змея

38
СЧАСТЬЕ

ночная бабочка
без оглядки бросаясь в огонь
никогда не узнает
о своем одиночестве

39
забота скудная легла
на остывающие пальцы
как будто вспомнили скитальцы
прикосновение крыла

вас обучали мастерству
отыскивать в золе агаты
зачем вы были так крылаты
и торопились в синеву

полёта обрывая суть
там рыщут паузы длинноты
достать агатовые соты
что птицу лёгкую вспугнуть

и вот скитаясь по земле
вам суждено как в назиданье
окрасить ногти ожиданьем
копаясь в приторной золе

40
привет живущим на карнизах
бездомным пленникам квартир
о как я знаю этот мир
в полуночных разводах сизых

там осыпалась как песок
дневных кумиров позолота
и был отчаянно высок
ваш крик отставший от полёта

то юность налегке придя
состарилась и стала прозой
обузой стал ноктюрн дождя
её оплаченною дозой

и так легко ложился он
на обесцвеченные годы
как будто выведал закон
у легкомысленной погоды

бегущий по карнизу сам
я вспоминаю вас с улыбкой
и в жизни босоногой зыбкой
уже не доверяюсь вам

41
когда вина отборного
нет в стране
я пью из чаши чёрного
до дна
на дне

42
чёрствый снег улыбку срежет с запотевшего лица
и опять вагонный скрежет без начала без конца

ах зима красотка краля обесцвеченный бутон
мы у вечности украли только к Богу жалкий стон

и умчался поезд скорый впрок судьбу посеребря
в повседневность у которой больше нет календаря

43
День рождения — день смерти
так считает дух
вскрыт конверт
судьба в конверте
выбирай из двух
кто в игре почти без правил
будет госпожой

и фигуры переставил
я рукой чужой

44
в глухом одиночестве (месяцы годы
а кажется только вчера) стою
пред зеркалом пьющим мою свободу
которую сам я как соду пью

и так я устал повторять движенья
во мне отразившегося двойника
как будто бы я его отраженье
и он это знает наверняка

и вся моя жизнь его жизнь оттуда
но боже как же он беден тогда
к нему не приходят друзья и чудом
он жив ещё жив сквозь мои года

и я его мысли уже читаю
но в этот момент у них гаснет свет
отражения исчезают
нет человека и проблем нет

45
К ПОРТРЕТУ

занесена вчерашним днём
в глаза уверенность пустая
зачем себя ты ищешь в нём
так нервно прошлое листая
зачем ты входишь в этот дом
за стол садишься как хозяин
и к горлу подступает ком
и ночь встаёт перед глазами

там дождь завистливый глухой
смывает свет с оконной рамы
как будто прижигает раны
неотстоявшейся тоской
но ты молчи уходит прочь
не всё из проклятого дома
и я бы подстелил соломы
но будет справедливой ночь

46
ДВОЕ
                И в моём дому завелось такое
                            М. Цветвева
как живётся тебе между Богом и бытом
в этом мире праведном чёрством и сытом
где давно не слышно весёлых песен

твой дом непрочен и хлеб твой пресен
и всюду прессинг и нет покоя
и двух узлов не развяжут двое

47
ОТПУСК У МОРЯ

отпуск у моря отпуск у моря
дай отдышаться и дай расступиться
мыслям весь год пребывающим в ссоре
с ясной погодой мечтой очевидца

вижу крутые атласные волны
неба надгробья вплетённые в раму
без горизонта причал иллюзорный
и маяка золотую панаму

скалы в безмолвном и низком поклоне
и пеленой зачехлённые дали
дай отдышаться от вечной погони
дай позабыть что мы жить опоздали

48
о море ни слова ни слова о мере
полоской багровой промаслился берег
и стала бы радугой горсточка линий
не будь в акватории трупов дельфиньих

49
оплачен будет каждый час
судьбы объединявшей нас
как указующим перстом
одной звездой одним крестом

50
огня наглотавшись опустит ресницы страна
дорога из бара
обманчива как и цена
назревающего изнутри пожара

но что там внутри проворонили на 03
как будто от завтра
следов не останется не кори
зрителей скудеющего театра

а стаи каменных голубей
из всех твоих библий и конституций
клеймом на заповеди не убей
тебе зачтутся

51
воображение свеча
лучей проявленные тени
божеств подследственных сплетенья
душа теперь уже ничья
фитиль осознающий действо
игра начала и конца
и обретение лица
где богом слыло лицедейство

52
ПЕРЕМЕНЫ

имеем рот а не уста
и крест на нём
взамен Христа

53
ПОЭТ

1
Во времени близком удобном чужом
он жизнь проживает белой вороной.
Выводит минуты сверчок электронный,
играя соблазна скользящим ножом.

Но бредит путиной хозяйка и не
ненастья боится, а штопает снасти.
И дела ей нет, что сверчок и счастье,
родись хоть в тельняшке, смеются над ней.

А резать и штопать — какой им прок?
Никто и не верит в затакт бескровный.
Но как же сроднилась душа с вороной,
бессрочный в себе отбывая срок!

2
По солнцу жить?
вставать чуть свет? ещё
до птиц? росой гасить долги
в стихи их
перенося живьём пощёчины не в счёт
когда стекла в росе избыток по России

по вере жить?
хотя бы раз в году
нахально в душу влезть
(второе счастье значит)
и не запоминать как счастливы в чаду
по переписи все чей путь ещё не начат

спокойно жить?
заглушку вставить кляп
и пальцы завязать морским узлом?
причину
узрев не в том что мор от непосильных клятв
а в том что тост на крест кому сие по чину

54
Дней осенняя дремота налегла
перестали слышать ноты купола

отсырели староверы-кирпичи
заплати за вход под землю и кричи

занавешены на вече зеркала
вы простите что так вышло купола

55
Бежал по жизни. Оглянулся.
Нет на дистанции друзей.
Кто спился. Кто-то не проснулся.
Нет королей и нет ферзей.

Закат стал щедрым и щадящим.
Открылось зрение уму.
И всё, что было настоящим,
я с чистой совестью приму.

56
век от века обрывая струну
попадаем в реку
идём ко дну
тогда только и открываем рот
или наоборот?

57
Они его распяли.
И голос из глубин
не отпускает горло:
нас, грешных, нас люби!

58
что же выходит проснёшься разбитый и злой
мысли о боге подступят тревожно и остро
татуирован по сердцу небесной иглой
ты ощущаешь ток неба физически просто

только слова не умеют ещё (коротки)
ночь пережить и принять без пинков и наитий
вот и выходит впивается вирус тоски
в кровь но слабо обесточить прозрения нити

так сердобольные тяжесть и нежность сосут
грудь разрывая и силясь за воздух держаться
вот и надежду на новых носилках несут
длинные тени привычно на землю ложатся

59
Ты не выйдешь из чёрного круга
потому что ещё не пора
мы из жизни изъяли друг друга
полагая что это игра

но она заполняя все поры
до поры оставаясь в тени
переплавила в злые укоры
все бесцельно прожитые дни

60
ПРОСТАЯ ПЕСЕНКА

не суди бродягу не суди
дай согреться на твоей груди
наша песня где-то впереди
если хочешь рядышком иди

долго мы блуждали среди скал
и казалось цель уже близка
вот он долгожданный перевал
но дорогу я не узнавал
и не замечал что в узелки
вяжутся прозрачные деньки

не спасти мне душу не спасти
только ты любимая прости
наша песня где-то взаперти
и нельзя отречься и уйти

61
по ночам когда не верю
что скрипичны половицы
возвращаются потери
в круг садятся как волчицы
и ни звука только взглядом
скудное сверлят жилище
почему я с ними рядом
что они в потёмках ищут

всё что я терял когда-то
что в текучке растворялось
в памяти встаёт набатом
ничего не потерялось
возвращаются потери
коротать чужие ночи
что ж он глупый бьётся в двери
что он там ещё пророчит

62
из чёрно-белой полосы
привычных неудач изъяты
времён безвременья часы
опасные догадки даты
оставшись в собственной тени
и тень в легенду превращая
я жить хочу не замечая
её сомнительной брони
пора подумать о душе
я выхожу и слава богу
на освещённую дорогу
не надо пропуска уже